Cardellino Records представляет свой первый релиз в серии Legends – Вторую симфонию Густава Малера в исполнении Юрия Темирканова, хора и оркестра Кировского театра.
Солистки – Галина Ковалева и Евгения Гороховская.

Gustav Mahler \ Густав Малер (1860 – 1911)
Symphony No. 2 \ Симфония № 2
in C minor “Resurrection” \ до минор «Воскресение»
Galina Kovaleva (soprano) \ Галина Ковалева (сопрано) (v)
Yeugenia Gorohovskaya (mezzo-soprano) \ Евгения Гороховская (меццо-сопрано) (IV, v)
Kirov Theater Orchestra & Chorus \ Симфонический оркестр и хор ЛГАТОБ им. Кирова
Conductor - YURI TEMIRKANOV \ Дирижер – ЮРИЙ ТЕМИРКАНОВ
Chorus master – Alexander Murin \ Хормейстер – Александр Мурин
Total timing \ Общее время звучания  79’59’’

Recorded at the Kirov (Mariinsky) Theater in May 1980 \ Запись Ленинградской студии грамзаписи осуществлена в Кировском (Мариинском) театре в мае 1980 г.
Produced by the Leningrad (Petersburg)Recording Studio
Sound engineer - Gerhard Tses \ Звукорежиссер – Герхард Цес
Remastered at the Petersburg Recording Studio in 24-bit digital stereo from the original analogue mastertapes Восстановлена Петербургской студией грамзаписи с аналоговых кассет в 24-bit digital stereo

Дата релиза 14 декабря 2013 года.
Издание выходит в пластиковом боксе с суперобложкой (пенал). Буклет на русском и английском языке (20 стр) с редкими архивными фотографиями, аннотациями и биографиями исполнителей.

Петербургская малериана: Вторая симфония в исполнении Юрия Темирканова

Музыку Густава Малера многое связывает с Санкт-Петербургом, и у исполнения Второй симфонии Юрием Темиркановым и оркестром Мариинского (тогда Кировского театра), представленного на этом диске, есть своя предыстория. Сам композитор побывал в России трижды: в марте 1987 г., в марте 1902 г. и в октябре 1907 г. В два первых приезда он исполнил в Санкт-Петербурге с оркестром Мариинского театра сочинения Вагнера, Россини, Бетховена, Сен-Санса и Чайковского: слава Малера-дирижера намного превосходила тогда его известность как композитора. Однако успех дирижера заставил заинтересоваться и творчеством. И в 1906 году в Санкт-Петербурге прозвучала Вторая симфония композитора. Причем Оскара Фрида,  продирижировавшего премьерой в зале Дворянского собрания (ныне Большой зал Санкт-Петербургской филармонии), порекомендовал сам Густав Малер. За год до этого Фрид провел берлинскую премьеру симфонии, которой Малер остался доволен. И после петербургского исполнения он писал дирижеру: «Я воспринимаю головой и сердцем событие этого концерта, как вспышку света в моей жизни». Симфония действительно вызвала большой резонанс в среде любителей музыки, несмотря на то, что далеко не все ее поняли  и приняли. Известный критик В. П. Коломийцев посвятил симфонии статью в журнале «Око», отмечая ее размах, фантазию, развитие и страстность, но при этом сообщая и о разгоревшейся дискуссии вокруг творения Малера. Всколыхнувшийся интерес привел к тому, что в свой последний приезд в Санкт-Петербург в 1907 году, композитор включил в программу второго концерта свою Пятую симфонию. Все концерты Малера проходили все в том же зале Дворянского собрания, где после революции в 1921 году была создана первая в стране Петроградская филармония. И в 20-30 годы Вторая симфония звучала здесь достаточно регулярно (дважды под управлением главного дирижера филармонического оркестра Фрица Штидри), однако потом наступил долгий перерыв, связанный не столько с музыкальными, сколько с политическими обстоятельствами.
Малеровская «оттепель» наступила в 1962 году, когда Вторую симфонию «вернул» на концертную эстраду Геннадий Рождественский. Однако еще большая заслуга в популяризации творчества Малера принадлежит молодому Юрию Темирканову. Возглавив второй Симфонический оркестр филармонии, он включил в его репертуар Вторую и Третью симфонии композитора. Вторая симфония впервые в исполнении Темирканова прозвучала в двух концертах 1973 года и вызвала большой резонанс. В интерпретации Темирканова увидели долгожданное появление «малеровского дирижера». Людмила Михеева посвятила исполнению восторженную рецензию в «Советской музыке»: «Юрий Темирканов «по-малеровски» услышал партитуру, точно уловил нерв и пульс Второй симфонии. Первая часть с ее многочисленными драматическими кульминациями, чередованием напряженно-экстатических моментов и просветленных состояний, с ее стремительными взлетами и грандиозными нарастаниями на общем фоне величественного траурного шествия прозвучала цельно и убедительно… Вторая часть в трактовке Темирканова звучит, действительно, как «солнечный луч». Очень мягко, прозрачно, затаенно начинается изящный лендлер с его неторопливыми движениями, грациозными акцентами, «приседаниями». Кажется, что дирижер любуется очаровательной, чуть-чуть лукавой мелодией, бережно «выпевая» руками каждый ее оборот». И вот третья часть – «пробуждение от грустного сна» (о котором писал Малер) происходит в трактовке Темирканова «не сразу, «суматоха жизни» настойчиво стучит в дверь, но лишь постепенно вторгается в сознание, где потом и господствует, все подавляя своим торжествующим perpetuum mobile. Совершенно иные краски – в четвертой части – в песне “Urlicht” на стихи их «Волшебного рога мальчика». Проникновенное pianissimo, выразительное пение – не только солистки Е.Гороховской, но буквально каждого из инструментов, принимавших участие в исполнении этой тончайшей и поэтичнейшей миниатюры.